Занятие для начинающих варганистов.

Пнд - Вск: 12.00 - 20.00
khomus@mail.ru
г. Москва , м. Лубянка, 
ул. Мясницкая, д. 10 
2 этаж, 8 офис
Регистрация | Вход
Вход

  запомнить меня на этом компьютере

Наш магазин в Москве

м. Лубянка, 
ул. Мясницкая, д. 10с1              
2 этаж, 8 офис        

+7-906-061-60-71 
(пн-вс 12.00 - 20.00)

Email: khomus@mail.ru
Пн-Вск: с 12:00 до 20:00
По вопросам оптовых покупок, сотрудничества с мастерами, школы варганов, концертов и любых прочих вопросов:

+7-926-591-09-21 Николай

Муза хомуса. Интервью Ларисы Донской с Альбиной Дегтярёвой.

Май 2006

ayarkhaan-jurfix1.jpg Она издали привлекает к себе внимание – необыкновенной изящностью, хрупкостью. Она словно выточенная искусной рукой мастера старинная статуэтка. Блестящие черные волосы, высоко перехваченные в «конском хвосте», венчают ее голову своеобразной «короной», и густой волной ниспадают до пояса. В глазах ее мерцает загадочный свет, этот свет – как мудрость тысячелетий, возникший из далеких глубин… Гортанные звуки ее хомуса уводят в бескрайние пространства Вселенной, они живут, дышат, трепещут, возвещая о красоте мира…

Альбина Дегтярева – Муза хомуса, ее мироощущения, поэзия, страсть – все в одном маленьком инструменте, который легко умещается в ладошке ребенка.

- За что ты так любишь хомус?

- Его звучание я, вероятно, впитала с молоком матери. Я слышала его, когда была еще в ее утробе, потом росла под его звуки, поэтому этот инструмент мне так дорог, он стал родным для меня. Я считаю, что хомус является отражением души якутского народа. Только на первый взгляд он может показаться простым и примитивным музыкальным инструментом, на самом деле в нем столько таинств и загадок, что он способен передать оттенки целого мира, космоса. Для меня хомус - это не просто звукоизвлечение, это мысли и чувства, это моё эмоциональное состояние, моё восприятие мира.

- Можно ли сказать, что игра на хомусе в вашей семье - традиционное занятие?

- В моём случае - да. Мою маму научила играть на хомусе её мама, моя бабушка, а отец, когда был маленьким, слышал, как играла его мама. В нашем доме всё время звучал хомус, играли все: родители, братья, сестра. Мой старший брат учился в Ленинграде, когда я очень сильно скучала по нему, брала в руки хомус, играла, и это меня успокаивало. А он нам из Ленинграда присылал «звуковые» письма, в которых записывал свои хомусные импровизации, мы слушали их и чувствовали его тоску по родине, его любовь к нам.

- Как долго ты выступаешь на сцене? Лет двадцать, наверное?

- Двадцать лет я езжу по миру, а на сцене выступаю лет тридцать.

- Когда ты решила, что хомус станет своей профессией - во время учебы на филологическом факультете?

- Я знала об этом уже тогда, когда поступала в Якутский госуниверситет. Просто в те времена не было специализированного учебного заведения, которое бы готовило профессиональных артистов якутского фольклора, а отделение якутского языка и литературы на филфаке ЯГУ было наиболее близким по духу к тому, к чему я стремилась. Конечно, приходилось самостоятельно изучать многие материалы по этнографии и фольклору.

- С чем был связан первый выезд за границу?

- Это было турне по странам Западной Европы. Информационно-пропагандистские мероприятия, на которых мы вместе с артистами из других республик представляли культуру народов Советского Союза.

- Сейчас наблюдается большой всплеск интереса к хомусу, а тогда было что-то подобное?

- Пожалуй, да. Тогда Запад только-только открывал для себя Советский Союз, за пределы страны выезжали лишь единицы, и всё, что было связано с СССР, вызывало там огромный интерес. Кажется, «заграница» в те годы впервые узнала, что, кроме русских, в Советском Союзе живут и другие народы. Залы были переполнены, люди сидели в проходах, даже по краю сцены. Каждое выступление встречали длительными овациями, приходилось выходить по пять-шесть раз на поклоны. После концертов нас встречали толпы людей, которые хотели пообщаться с нами, сфотографироваться. В Италии мы вынуждены были пройти через коридор карабинеров с автоматами, чтобы сесть в машину (тогда я впервые увидела карабинеров). Это была незабываемая поездка!

- А что ты в этот момент чувствовала, ты ощущала свою значимость?

-Чувствовала, конечно, огромную ответственность за свой народ. Когда выступаешь за границей перед другой публикой, перестаёшь быть только самим собой, ты уже представитель народа, лицо нации, поэтому от того, как ты держишься, как одета, как выступаешь, у зрителей впечатление о целом народе, о его культуре. Тогда я убедилась, что, сохраняя собственную культуру, народные традиции, родной язык, можно добиться признания во всём мире.

- А с кем ты ездила?

- С ансамблем хомусистов, руководил которым доктор филологических наук Иван Алексеев. Благодаря его энтузиазму в Якутии выросло несколько поколений хомусистов. Я восхищалась Иваном Егоровичем, еще когда была студенткой. Оказывается, если человек чем-то сильно увлечён, любит своё дело, он может не только обратить внимание других на такой, казалось бы, простой инструмент, как хомус, но и сделать его предметом всеобщего восхищения.

- Ты много раз была в Японии, а чем хомус привлекает японцев?

- На мой взгляд, он очень подходит к японской эстетике - сочетание простоты и красоты. Такой маленький инструмент, и в то же время такое богатое звучание. Наверное, этим он и привлекает японцев. Хомус очень популярен в Стране Восходящего Солнца. Однажды меня пригласили туда на необычный совместный концерт, кроме меня в нем выступили еще два музыканта - один из Голландии, другой из Японии. Они оба использовали суперсовременные электроинструменты, в общем-то, их и инструментами сложно назвать. Внешне они выглядят, как обыкновенные коробки с экраном, одна - с антенной. Голландский мастер извлекал звуки из своего инструмента, чертя на экране разные фигуры, или, сказав какое-нибудь слово, он мог его через свой аппарат в звуке растянуть или сжать. А японец, просто стоя перед экраном, размахивал руками или совершал различные движения для того, чтобы шли звуковые потоки. Получались очень интересные звуки. И рядом с ними - я со своим простеньким хомусом, который сохранил свою первозданную форму. Потом только я поняла, что мои зарубежные коллеги воспроизводят звуки той среды, частью которой они являются, это техногенная, электронная, суперсовременная музыка. После концерта на пресс-конференции со зрителями я сказала, что мне посчастливилось родиться среди нетронутой природы, ведь когда я играю на хомусе, я передаю ее музыку. На этом необычном концерте каждый из нас троих играл музыку той среды, в которой вырос, и было интересно слушать такое своеобразное сочетание звуков.

ayarkhaan-jurfix2.jpg ayarkhaan-jurfix3.jpg

- Когда ты играешь, у меня возникает ощущение, что это - музыкальная поэзия, как будто ты вкладываешь в свои импровизации поэтические строки. Ты в самом деле выстраиваешь импровизации в поэтической форме?

- Это заложено в самой природе хомуса, есть такая традиционная манера игры «сыыйа тардыы» - протяжная, размеренная. На первый взгляд, это медленная игра однообразной мелодии, но она таит в себе скрытый текст, надо просто уметь расслышать его. Хомус тесно взаимосвязан с якутским языком, который в основе своей очень поэтичен. Когда я играю в манере «сыыйа тардыы», можно различить слова хомуса, которые я проговариваю, и это действительно поэзия. Все мои песни и стихи родились под звуки хомуса.

- Скажи, ты пишешь стихи только на якутском?

- На русском иногда пишу, и почему-то получаются, в основном, стихи о любви.

В 2004 г. вышел небольшой поэтический сборник Веры Берестовой, в который вошли три переведенных автором с якутского стихотворения Альбины Дегтярёвой.

«О, моё сердце, любящее сердце,
Из слов прекрасных выбери одно.
Ты угадаешь, ты не ошибёшься,
Тебе любви предчувствие дано!
Но в жизни всё изменчиво и зыбко,
Разочарованность, разорванность души,
Глухую боль терпеньем и улыбкой,
Надеждой ожиданья потуши...
О, моё сердце, ты святая тайна,
Сокровищница мыслей и забот,
Мой оберег от встреч случайных,
От страха и от жизненных невзгод.
Ты мой ларец, надёжный, потаённый,
На дне хранящий горести и гнев –
Всё на замке! А из души смятенной
Отважно рвётся пламенный напев!»

Погружаясь в эти строки, словно слышишь её мягкий негромкий голос, открываешь внутренний мир человека страстного и нежного, сильного и ранимого, любящего и страдающего. Внешне она сдержанна и немногословна, но глаза её говорят обо всём, что коснулось её души.

- Зимой твой ансамбль «Айархаан» участвовал в фестивале «Магия голоса» в Польше, что больше всего впечатлило тебя в этой поездке?

- Все наши выступления проходили в костёлах, поразило необыкновенное звучание хомуса в них. Звук летит ввысь и потом будто возвращается обратно, на какое-то мгновение возникало ощущение - ты в сказке.

- Интересно, чувствовалось ли, что хомус изменялся в звуке, тембре оттого, что вы играли в церкви?

- У нас, якутов, считается, что хомус имеет божественное происхождение. Всевышний Бог - Урун Аар тойон - принёс в дар людям хомус, чтобы он помогал им рассеивать печаль, когда грустно, преодолевать трудности, когда выпадают жизненные испытания. В костелах особенно чувствовалось это божественное небесное звучание. Мы специально для этих выступлений подготовили композицию, в которой имитировали колокольные звуки. Хомус - это единственный в мире музыкальный инструмент, на котором можно не только играть музыку, но и разговаривать, подражать звукам природы.

- А как создавался ваш ансамбль? Я знаю, ты творческий человек, всегда в поиске. И у тебя когда-то был проект с рок-группой...

- Во время своей многолетней работы в Высшей школе музыки, Якутском музыкальном колледже я создавала разные коллективы. В ВШМ был ансамбль «Ситим», в котором ребята играли на нотированных хомусах, то есть каждый хомус был настроен на определённую ноту. Было очень интересное многоголосное звучание, но с ними возникали сложности - они быстро теряли строй, звуковую высоту. Там же, в ВШМ, был квартет «Уолан». Для этого квартета я сделала много интересных композиций, опираясь на естественную природу звучания якутского хомуса. Я распределяла мальчикам их партии: одному - партию ударных, другому - мелодию, остальные играли дополнительные «украшения». Самой известной из композиций была Фантазия на тему «Болеро» Равеля. Мы сохранили чёткий ритм «Болеро», вплели в импровизации хомусов мелодии этой замечательной музыки, получилось очень интересно. В музыкальном колледже я работала с коллективами «Телке», «Кылысах», «Абстракция», в последнем из них мы соединили хомус с рок-группой. И, наконец, у меня появился «Айархаан», в котором также играют мои ученики - Юлиана Кривошапкина, Варя Степанова, Николай Борисов. После долгих лет работы педагогом я радуюсь, что воспитала в них не только учеников, но и единомышленников, соратников, которые доверяют мне, понимают, поддерживают все мои идеи.

Её своеобразие и яркая индивидуальность выражены и в том, как она одевается. Это сочетание простоты и изысканности. Из цветов она предпочитает черный - за универсальность, но всегда старается дополнить его яркими красочными аксессуарами. Любит серебро и носит его без ограничений: кольца, тяжёлые браслеты, серьги, колье и обручи... Где бы она ни появилась, она всюду обращает на себя внимание - она красива не только тем, что дано ей природой, красиво в ней и то, что вложили в неё родители. Это и чувство собственного достоинства, национального самосознания, трудолюбие. Все, за что бы она ни взялась, она делает талантливо и с душой.

- У тебя такие необычные костюмы, очень современные, совсем не традиционные. Ты сама шьёшь?

- Да. Когда я начала шить для себя костюмы и выступать в них, мне хотелось передать новый взгляд на фольклор. Я современный человек, живущий в ХХI веке, в то же время я ощущаю связь времён, во мне кипит кровь моих предков, и поэтому в моих костюмах старые традиционные мотивы тесно переплетены с современностью.

... Порою беру я иголку и нить,
Тихо напеваю и сажусь шить.
Вплетаю в узоры песни свои,
Так же по ходу слагаю стихи.
Вот так в моменты вдохновения
Рождаются все мои творения...

Игра на хомусе, безусловно, влияет на процесс создания костюмов. У меня слуховое восприятие неотделимо от зрительного и, наоборот, они как-то взаимосвязаны. Прекрасные зрительные образы могут потом вылиться в музыкальные композиции. А музыкальные впечатления могут повлиять на создание костюмов.

- В конце 90-х ты приняла участие в конкурсе «Саhар5а» и получила «Золотой напёрсток». Хотела реализоваться как модельер?

- Мои знакомые и друзья уговаривали меня показать свои наряды, и долгое время я стеснялась, потому что не считаю себя модельером или дизайнером, шью, как любая мать, которая обшивает свою семью. Поэтому участие в фестивалях моды и всенародное признание для меня не настолько важно. А решилась принять участие в конкурсе за несколько дней до его начала по большому настоянию моих друзей... В качестве моделей выступили моя мама, мои дочери, а сын участвовал в показе детских моделей уже в другой коллекции.

- Как ты всё успеваешь - работа, концерты? Ещё и стихи, песни, шитьё, дом, дети, при этом прекрасно выглядишь?

- Конечно, главная моя опора, моя поддержка и надежда - это мои дети. Без их понимания я бы ничего не добилась. Они у меня такие умные, мудрые, с детства на всё смотрят по-взрослому.

ayarkhaan-jurfix4.jpg ayarkhaan-jurfix5.jpg

В мире варганной музыки Альбина Дегтярёва давно уже признанный авторитет. Ее выступления на международных фольклорных фестивалях - всегда событие. Только за последние несколько лет она со своими учениками завоевала Гран-при на фестивале «Саянское кольцо» в Шушенском, 1 место на фестивалях «Хомус» в Республике Тыва, «Магия голоса» в Польше. Эти встречи, общение с единомышленниками со всего мира наталкивают Альбину на новые творческие поиски звуковых, тембральных возможностей якутского варгана, вдохновляют на создание смелых экспериментальных композиций. Она не собирается останавливаться на достигнутом - к удовольствию почитателей своего творчества, которые с нетерпением ждут выступлений Альбины Дегтярёвой. Удивительной, яркой и красивой женщины – Музы Хомуса.